15.04.2014

Кошки в доме.

Тема домашних питомцев всегда была для меня любимой. А сейчас обуревает тоска о Муле и Кэрри.
Они покинули нас. В мае ушла Муля. В октябре - Кэрри. Мы не можем взять котенка или щенка. 
Чувство ответственности не позволяет. И вот, заглушаю тоску, читая о кошках или собаках
 
Сегодня хочу рассказать о книге Дорин Тови «Кошки в доме»
Знаю, что настоящие англичане очень трепетно относятся к своим домашним питомцам. 
Но уж события, описанные в книге «Кошки в доме», заставляют меня восхищаться. 
 
Вот первое появление котенка Саджи в доме. 
 
«Сама Саджи была настолько счастлива, что в этот вечер, в первый, и единственный, раз в 
своей жизни, она ехала домой на машине совершенно безропотно. Ужин она съела до последней 
крошки. Даже на Шорти она прыгнула только для того, чтобы показать нам, как она намерена 
в будущем защищать нас от всех созданий больших и малых. Она до того нас полюбила, что ей 
была непереносима разлука с нами, когда мы наконец легли спать, заперев ее ради Шорти в 
свободной комнате с новехонькой личной кошачьей корзинкой и грелкой. 
Она стенала, визжала, выла и причитала, что она совсем-совсем одна и хочет к мамочке. 
Она вылезла из корзинки и начала вопить под дверью, чтобы нам было лучше слышно, втащила 
уголок коврика с площадки и принялась рвать его с яростью, какая не посрамила бы и леди 
Макбет. Когда, наконец, стало очевидно, что на помощь никто не придет, она испустила 
последнее трагическое: «Мяо-у-у, мяо-у-у-у!» – оно тоскливо замерло во мраке, и настала тишина.
 
Нас сразу же охватила тревога. Что, если она пролежит под дверью всю ночь и простудится? 
Старик Адамс говорил, что сиамские кошки от простуды погибают. А что, если она уже 
погибла? Тишина после получасовой какофонии казалась жуткой и противоестественной. 
Мы считали, что кошкам не место в спальне, и не собирались изменять своим принципам. 
И все-таки... а что, если...</p>
Первым не выдержал Чарльз. Десять минут он отчаянно напрягал слух, но из соседней комнаты 
не доносилось ни звука. Ну и он выбрался из-под одеяла, бормоча, что как-никак в эту 
кошку мы вложили порядочные деньги. Когда мы открыли дверь, Саджи лежала в корзине, 
свернувшись клубочком и как будто спала, но я готова была поклясться, что она тихонько ухмыляется».
 
Но это было только начало. Много событий произошло в доме автора книги. 
А потом у Саджи родились котята. Это уже были такие шалуны и проказники, только очень 
мужественный человек может выдержать таких сорванцов. 
А потом Саджи умерла из-за неудачной операции. Из ее четверых котят, двоих хозяева 
оставили себе. Что творили Шеба и Соломон - уму непостижимо. 
 
Вот цитата. 
 
«После смерти Саджи наступил период, когда котята начали осознавать себя как личности, 
и если у нас бывали гости, вопреки нашим усилиям, плотно усаживались к ним на колени, 
облизывали глазурь на их кексах, стоило тем отвернуться, обыскивали их сумочки и болтали 
с ними под дверью ванной. Они просто обожали людей, и когда однажды мы заперли их в 
прихожей, так как на приятеле Чарльза был темный костюм, да и кошек он не любил, они 
вскарабкались по занавескам, вылезли через фрамугу, случайно оставшуюся открытой, и 
внезапно возникли за окном гостиной, прижали закопченные мордочки к стеклу, тоскливо 
заглядывая внутрь, как киносиротки.
Успех они имели потрясающий. Все ими умилялись, кормили мороженым, а приятель Чарльза 
вернулся домой в костюме, словно сшитом из шкурок ангорских кроликов. 
В следующий же раз, когда их заперли, Соломон припомнил мороженое и тотчас снова 
выпрыгнул из окна. А поскольку все окна в прихожей были закрыты, пустоголовый дуралей 
побежал наверх и выбросился из окна спальни. Одна наша гостья лишилась чувств, увидев, 
как он падает, но упал он на гортензии и остался цел и невредим».  
 
И еще о гостях и котятах.
 
«Хотя в начале вечера наши кошки доводили гостей до исступления знаками своего внимания, 
если кто-то засиживался дольше одиннадцати, положение круто изменялось. 
Тогда они удалялись на самое уютное кресло (если оно было занято, они забирались за спину 
сидящего, и начинали вертеться, пока он не вставал, – это средство всегда срабатывало), 
свертывались клубочком и демонстративно пытались уснуть. Стоило кому-нибудь посмотреть на 
кресло, и он обязательно видел хотя бы одну приподнятую сиамскую головку с одним 
полуоткрытым глазом и страдальческим выражением, которое яснее слов говорило, что им 
давно пора отправляться по домам. Есть такие, которые устали. Если это не действовало, 
немного погодя Соломон садился, шумно зевал и со вздохом ложился поперек Шебы. 
Этот намек доходил до любого гостя. Зевок Соломона напоминал рыгание толстяка – долгий, 
громкий, смачный. Особенно неприятно было то, как они, только что лежавшие без сил, 
словно после дня каторжного труда, мгновенно оживали, чуть только гости начинали прощаться. Если бы они просто провожали их вежливо до дверей, 
как Саджи, это было бы еще ничего. Но эти двое усаживались в прихожей и орали, чтобы 
чужие люди поскорее собирались. А когда мы сопровождали гостей до калитки, в окно было 
прекрасно видно, как они, празднуя победу, гоняются друг за другом по стульям».
 
Мне пора остановиться. А вы сможете, если пожелаете, насладиться похождениями Шебы и 
Соломона, если почитаете книгу Дорин Тови «Кошки в доме».  
 
 SanSanna. 
 
Понравилась статья? Подпишись на получение обновлений или на RSS

Автор блога: SanSanna

Автор хочет не только поделиться своими жизненными наблюдениями, но и надеется, что читатели блога помогут ей и самим себе найти ответы на вопросы, которые нам всем задает жизнь.

5

Оставьте свой комментарий

0
правилами и условиями.

Люди, участвующие в этой беседе

Комментарии (1)

  • Лина

    Кошка в доме-это друг,который все понимает.но не возражает.

    Пятница, Апр 18 2014 5:53:05am

Закрепленные

  • Комментарии не найдены

Понравившиеся

  • Комментарии не найдены
Разделы